Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Котёнок

Протезирование

От металла вновь вернёмся к пластику. В прошлом выпуске мы с успехом заменили небольшой, но безвозвратно утраченный кусочек панели протезом из уникального клеесодиума. Но это было лишь подготовкой к по-настоящему нетривиальным задачам.

Collapse )


Котёнок

I focus on the pain - the only thing that's real(с)

Вышеуказанной строчкой бессмертного Джонни Кэша можно охарактеризовать последнюю неделю в больнице после операции. Первые сутки я сосредоточенно блевал желчью, отходя от наркоза. Потом я долго жалел, что вообще от него отошёл)

Суть операции заключалось в том, что мне распилили локтевой сустав, выправили вывих, почистили. А самое главное, что мне отпилили кусок собственной кости, обработали лобзиком и поставили на новое место. Я настолько суров, что даже протезы мне делают из меня =D

Рука от того факта такого над ней надругательства обиделась, опухла, и в таком состоянии пребывает поныне с незначительными улучшениями в последние пару дней. На третий день мне сняли гармошку-кровоотвод (такая прикольная фигня с трубкой, которая, не побоюсь этого слова, сосёт), вытащив из руки сантиметров 8 трубки. Ощущение то ещё, но пробовать никому не советую. В ходе этой процедуры пришли к выводу, что внутри руки образовалась гематома. Гематома. Клёвое слово, звучит жутко и внушающе - куда круче, чем синяк.

Тем не менее мне решили эту гематому выдавить. И вот это расширило мои горизонты боли. Я был на грани того, чтобы начать визжать как сучка каждый раз, когда медсестра выгоняла дурную кровь как заканчивающуюся пасту из тюбика. До конца от неё избавится не удалось, но, говорят, должно само рассосаться.

В остальном мои дни проходят одинаково: утром и днём самочувствие омрачается только насморком, кашлем и больным горлом от подхваченной где-то в больнице простуды, а к вечеру у меня начинает расти температура, доходит до 38, и мне становится очень не очень. Рука сама по себе беспокоит только по ночам, но так как терпеть ещё можно, болеутоляющие я не принимаю.

А вчера мне сняли прямой гипсовый лангет и сказали начинать разрабатывать руку. Я слышал, что это процесс малоприятный, теперь убедился в этом на своём опыте. Через боль, превозмогая, я добился сгибания на 5-7 градусов. Это примерно на 5-7 градусов больше того, что было до операции, чему я очень доволен. Хотя, смотря на здоровую левую, мне  становится грустно. Но это только начало. Не остановлюсь, пока не выжму всё возможное из правой.

После этого мне зафиксировали руку в согнутом лангете на ночь. Теперь у меня их два - их постоянно надо менять на ночь, день посвящая тренировкам: один на сгибание, второй - на разгибание. Помню, когда ходил в спортзал и радовался повышению весов: вот я качаю одной рукой 10 кг, потом 12, потом 15... Сейчас я с трудом, едва-едва могу приподнять вес собственной руки, и это гораздо больнее, чем если бы я качал максимальный вес на здоровой. Но меня рано ещё списывать со счетов - выбирались мы уже из передряг, выберемся и из этой. При такой мощной моральной и материальной поддержке, которую мне все оказывают, мертвец восстанет, не то что рука починится.

Пере-рождение, как и рождение, проходит через боль. Этот случай сильно изменил меня, заставив по-новому взглянуть на многие вещи. Нет, я всё ещё не повзрослел, но научился больше ценить то, чего нельзя купить за деньги - здоровье, время, дружбу, любовь. Люди, которым я небезразличен, не бросили меня в беде. Остальные отсеялись вместе с шелухой когда-то сказанных слов. И то, что первых оказалось на порядок больше, чем вторых, меня очень радует.
Котёнок

Урод - это не оскорбление, а объективный медицинский диагноз

... который я сегодня ещё раз подтвердил в своём отношении, расширив список самых идиотских способов нанести себе ранение. Многие считают, что самое опасное во время работы над аналитическим отчётом - это порезаться бумагой. Так вот, я нашёл новый, ещё более инновационный и дебильный способ. Я поранился солёной соломкой!

Как и говорилось выше, я сидел и формулировал очередной пункт теоретико-методологической программы исследования молодёжных субкультур и фоново жевал что-то, запивая это чаем. В данном случае это была соломка, много соломки. До сего момента никаких конфликтов с ней у меня не было, и я весьма дружелюбно относился к этой пище. Соверешенно без подозрений и доверительно, я хочу сказать. Поэтому я не ожидал от неё никакой подставы и ел её, не сильно уделяя внимание.

Как показала практика - напрасно. Очередная переместившаяся в рот соломка сломалась так, что заполучила острую грань и при том предательстки встала перпендикулярно, когда мои челюсти начали смыкаться. Сомкнуться-то они сомкнулись, но и соломка оказалась очень прочной на параллельное сопротивление.

В результате чего коварное хлебобулочное изделие пропахало мне небо на глубину в >1мм и на длину от середины свода пещерки моей пасти до глотки, вызвав более чем обильное кровотечение.

Которое, собственно, продолжается до сих пор.

К слову, больно не было, как понимаю, в нёбе нервных окончаний меньше, чем в тех же дёснах.

Имеет место забавный парадокс: мой рот наполняется кровью, я её сплёвываю. Образуется разряжение и кровь хлещет с новой силой. Фактически, я сам у себя из раны отсасываю жизненные соки. (Дмитрий, попробующий впоследствии спошлить касательно псоледнего предложения, будет заплёван кровью с ног до головы). В результате чего, елси я не придумаю, как остановить кровь, я умру от её потери и буду иметь самую глупую эпитафию из всех возможных.

И да, если я выживу, я перехожу на крендельки.