pavel_pavlenko

Category:

Rocky Road, часть2

День_1-1

Отправляясь на крайний север, мы ожидали весьма суровый климат - состоящую из различной степени промозглости осадков и ураганных ветров погоду. Однако первое же утро в Териберке встретило нас мягким солнечным светом, который добавлял уюта даже местным неприкаянным барханам. В сегодняшних планах у нас был  выход в море, но так как нашим проводником в северные провинции Посейдона был отнюдь не круизный лайнер, а скромный рыбацкий баркас, осуществить данный план предстояло в два этапа. Группа добровольно разделилась поровну, и пока первая половина отправляется на фотоохоту за китами, мы решаем получше исследовать Териберку.

Как вы помните, в предыдущий вечер она произвела на нас довольно гнетущее впечатление. Однако освещение способно кардинальным образом влиять на восприятие окружающей действительности. Нет, конечно, в лучах восходящего солнца утлые бараки не превратились в дворцы и аллеи Ривенделла, но даже в местных руинах нам открылось своеобразное декадентское очарование.

Никакая позолота фешенебельных отелей не заменит этой честной атмосферы полузаброшенной рыбацкой деревушки на краю мироздания. Бутафорское папье-маше из недр больших городов никогда не сравнится с просоленным морским ветром деревом, ржавыми цепями и древним, как само мироздание, камнем, с их реальностью, настоящестью. Териберка вполне могла бы стать декорациями Говарда нашего Филлипса Лавкрафта, занеси его нелёгкая в эти дебри. Ведь что как не отечественный побратим Иннсмута это забытое богом, вымирающее селение на границе меж стихий? Какие тайны скрывают холодные воды местных заливов? Уж не в далёком ли родстве с глубоководными обитателями те немногие люди, что до сих пор не хотят покидать Териберку?

Эти мысли сопровождают меня во время нашей прогулки по пустынным улицам, если таковыми можно назвать вытоптанные в песке колеи, вдоль которых, словно редкие гнилые зубы в пасти безумного старика, торчат деревянные дома. Справа от нас возвышается здание. Судя по остаткам обшарпанных букв, здесь некогда был продуктовый магазин. Окна и двери заколочены, будто внутри него держали оборону от морских чудовищ или оживших мертвецов случайно попавшие сюда путешественники.

Этот странная деталь бросается в глаза, потому что все прочие руины поселения смотрят на мир черными провалами выбитых окон, будто приглашая войти внутрь. 

Ведомые присущим любому уважающему себя леммингу суицидальным любопытством, мы откликаемся на зов. Внутри - это не было неожиданностью - царит разруха. Однако среди обломков досок, гнутых труб и бытового мусора удивительно много книг, журналов. Иные настолько хорошо вписываются в антураж, что появляется ощущение, будто попал в декорации чьего-то рассказа.

Другие совершенно неожиданны для подобной локации.

Интересно, обитатель этого дома смог освоить машиностроительное черчение и вырваться на континент? Возможно, он решил не размениваться по мелочам и отправился завоёвывать столицу...

Этот журнальный разворот я запечатлел специально для своих друзей - на нём можно найти и Рэнглер, и старенький Гелендваген, и легендарный Чироки, и даже отечественную Ниву. Настоящий срез автомобильной культуры прошлого.

Прочие бараки не намекают на какое-то принципиально иное наполнение, поэтому мы вновь выбираемся наружу. Внимание привлекает заснувший средь песчаных дюн старенький ЗИЛ.

Не являясь фанатом спецтехники, я всё же испытываю тёплые чувства к старым капотным грузовикам. Их длинные носы и округлые кабины кажутся мне настоящим воплощением дизельпанка. Это по-настоящему живые механизмы, один из символов эпохи. Бесстрашные первопроходцы, которые отправились на фронтир вместе с людьми. Но мир изменился, и вдруг оказалось, что освоение далёких земель экономически нецелесообразно, открытия - нерентабельны, а времена подвигов прошли. Ненужные и не вписывающиеся в парадигму современности, эти древние странники были брошены своими создателями на произвол судьбы. Теперь они спят, и сон их крепок - никто из них не очнётся вновь, не попробует напоследок глоток топлива, не вздохнёт полной грудью, чтобы отправиться бороздить бескрайнюю тундру.

Оставив древнюю машину, мы решаем пойти к берегу. Именно здесь мы поднимаем взор от земли, от рукотворных следов человеческой деятельности и впервые за этот день обращаем внимание на окружающий нас пейзаж. И - замираем в благоговении.

Все эти строения, брошенные и обжитые, рабочая или забытая техника полностью теряются на фоне этой потрясающей северной природы. Есть ли в мире что-то более величественное и вечное, чем скалы и море? Пожалуй, только небо. Здесь, в Териберке, все они сходятся в одной точке, заставляя тебя содрогнуться от масштабов собственной ничтожности. По меркам седого Кольского полуострова, люди пришли сюда менее минуты назад; не пройдёт и получаса, как распадутся в прах последние следы нашего присутствия. 

Прогуливаясь по чистой прибрежной полосе и набирая полные лёгкие холодного морского воздуха, ты словно оказываешься в пространстве между мирами, настолько далёким от всего суетного и мимолётного, что теряется ощущение времени. Красота и величие пропитывают каждую клеточку твоего тела, настраивая на философский лад. Словно хрустальные звёзды лежат в песке погибшие медузы. Их час прошёл (хотя моя спутница безуспешно пытается спасти одну, вернув в родную стихию) - пройдёт и мой, а ленивые волны будут всё так же гладить пологий пляж.

Вдалеке мы видим остов выброшенного на берег корабля - ещё одна моя слабость. Этот рыболовецкий траулер оказался здесь совсем недавно, в прошлом году, но его стальное брюхо уже успело погрузиться в песок по самую палубу.

Над водой - такой близкой, но недостижимой - повис судовой кран. Штурвал и компАс сняты, толстые медные жилы проводов вырезаны... словно туша кита, растерзанная чайками, это судно оставило после себя лишь скелет.

И только сквозь разбитый иллюминатор видны волны, ласкающие правый борт траулера, утешающие его: спи, морской бродяга, твой путь окончен. Пусть тебе снятся славные деньки - морские походы под руководством отважного ярла и его викингов, ведь под ржавой обшивкой каждого судна северных морей, даже утлого баркаса до огромного ледокола, скрывается душа драккара.

За пределами селения, на скалистом возвышении у воды, находится небольшое местное кладбище. Удивительно видеть погост здесь, на краю земли, где и живых-то почти не осталось, однако почерневшие деревянные кресты стойко возвышаются над колыбелью скорби. Я вспоминаю, что Териберка - достаточно древнее поселение, первые люди обосновались здесь ещё в 16 веке. Давно ли здесь начали хоронить? Мне всегда было интересно, как в разных культурах люди подходят к погребальным обрядам, однако я решаю не тревожить сон мертвецов в столь далёком и уединённом месте.

Напротив кладбища высятся руины каких-то производственных помещений... к сожалению, время и люди не пощадили их. Понять, что именно здесь раньше было, уже невозможно. Кроме гор мусора и остатков кирпичной кладки внутри ничего нет.

А вот чуть поодаль, уже на границе села, высится довольно впечатляющее здание, сильно контрастирующее размером и основательностью с остальными строениями Териберки. Времени у нас уже в обрез - скоро из морского похода возвращается первая группа, но любопытство, губящее кошек, носы Варвар и множество прочей живности, не даёт нам пройти мимо такого объекта.

Громада оказывается заброшенной школой. Двери, через которые некогда в поисках знаний стекалась молодёжь, закрыты, но на заднем дворе обнаруживается запасной выход.

Судя по всему, это достаточно популярное у туристов место. Кое-кто, похоже не очень великовозрастный, воплотил здесь мечту нарисовать на стене учебного заведения аниме-школьницу с... автоматом? Сложно утверждать наверняка - юный бунтарь не обладал художественным талантом.

А вот у кого-то руки растут из правильного места, и на память о себе он оставил вот такое граффити. Хотя я всё равно считаю, что подобное уместно лишь в индустриальном или урбанизированном пейзаже. В таких далёких, и в каком-то смысле даже сакральных локациях надписи или рисунки на стенах выглядят как богохульство в храме или надругательство над прошлым.

Однако даже эти вкрапления не могут разрушить пугающую атмосферу, которая царит в этих пустых классах. В памяти тут же всплывают сцены в заброшенной школе из Silent Hill. Однако Териберская школа - не плод воображения, а абсолютно реальна.

Я словно слышу, как в облупившихся стенах утопающего в полумраке спортзала до сих пор отражаются отголоски детского смеха и ударов мячей, растворившиеся в небытие.

В других помещениях мебели уже практически нет - наверняка местные жители нашли ей более удачное применение. Однако очень многое указывает на то, что раньше здесь был храм науки.

Разбросанные, втоптанные в грязь, истлевшие манускрипты знаний. Рваные учебники и остатки исписанных детских тетрадей. Что стало с теми, чьи крохотные ручонки старательно выводили на этой разлинованной бумаге домашние задания? Выросли ли они и уехали прочь, продолжают жить неподалёку... или давно сгинули вместе со школой? Место это пробуждает самые невесёлые мысли. 

Однако в грязном окне второго этажа сквозь разбитую форточку виднеется чистое, ясное небо и залив. Этот образ пробуждает в голове мысль: иногда для того, чтобы всё вокруг перестало быть серым и гнетущим, нужно разбить покрытое грязью прошлого стекло.

Ну или хотя бы помыть его.

Вторая мысль оказывается куда более прозаической: мы опаздываем в морской поход! Стремительно оставляем заброшенную школу и мчимся к месту сбора.

Продолжение следует...


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.