February 28th, 2010

Котёнок

Пирамидоголовый Куклусклановец(с)

Из постов ниже можно сделать правильный вывод, что раз Аннатар дорвался до гелевой ручки, то пока она не кончится, он не успокоится. Впрочем, практика показывает, что после того, как она кончается, я успокаиваюсь на полгода-год минимум.

Помимо Гериона у меня получилось вот такое вот:




Очевидцами было установлено, что это пирамидоголовый куклусклановец, хотя Валары в свидетели, я вдохновился символикой "Детей Анархии"

Под катом - почеркушка из предыдущего гелеворучечного периода
Collapse )
Котёнок

Урод - это не оскорбление, а объективный медицинский диагноз

... который я сегодня ещё раз подтвердил в своём отношении, расширив список самых идиотских способов нанести себе ранение. Многие считают, что самое опасное во время работы над аналитическим отчётом - это порезаться бумагой. Так вот, я нашёл новый, ещё более инновационный и дебильный способ. Я поранился солёной соломкой!

Как и говорилось выше, я сидел и формулировал очередной пункт теоретико-методологической программы исследования молодёжных субкультур и фоново жевал что-то, запивая это чаем. В данном случае это была соломка, много соломки. До сего момента никаких конфликтов с ней у меня не было, и я весьма дружелюбно относился к этой пище. Соверешенно без подозрений и доверительно, я хочу сказать. Поэтому я не ожидал от неё никакой подставы и ел её, не сильно уделяя внимание.

Как показала практика - напрасно. Очередная переместившаяся в рот соломка сломалась так, что заполучила острую грань и при том предательстки встала перпендикулярно, когда мои челюсти начали смыкаться. Сомкнуться-то они сомкнулись, но и соломка оказалась очень прочной на параллельное сопротивление.

В результате чего коварное хлебобулочное изделие пропахало мне небо на глубину в >1мм и на длину от середины свода пещерки моей пасти до глотки, вызвав более чем обильное кровотечение.

Которое, собственно, продолжается до сих пор.

К слову, больно не было, как понимаю, в нёбе нервных окончаний меньше, чем в тех же дёснах.

Имеет место забавный парадокс: мой рот наполняется кровью, я её сплёвываю. Образуется разряжение и кровь хлещет с новой силой. Фактически, я сам у себя из раны отсасываю жизненные соки. (Дмитрий, попробующий впоследствии спошлить касательно псоледнего предложения, будет заплёван кровью с ног до головы). В результате чего, елси я не придумаю, как остановить кровь, я умру от её потери и буду иметь самую глупую эпитафию из всех возможных.

И да, если я выживу, я перехожу на крендельки.